5 сент. 2011 г.

Kale borroka: уроки баскского для русских националистов.

 http://s57.radikal.ru/i157/1005/65/72d80c3832bb.jpg
    Конфликт между басками и центральными испанскими властями является застарелым и хроническим, уходящим своими корнами в Средние века. И здесь обе стороны «хороши» – и испанские правые реакционеры, которые не то что об автономии, даже о существовании басков как народа ничего не хотят слышать, и баскские «националисты», которые готовы убивать испанцев в неограниченных количествах, но при этом рады признать своим хоть папуаса, если он cможет на ломаном баскском исполнить Eusko Gaudriak (гимн баскских националистов).  В любом случае, почему народ, сыгравший заметную роль в испанской истории, обогативший испанскую культуру такими грандами, как Мигель де Унамуно и Пио Бароха, захотел жить отдельно от остальной Испании и как получилось, что национализм одного из древнейших европейских народов, всегда отличавшегося крайним консерватизмом и фанатичной католической религиозностью, сместился резко влево – все это отдельная увлекательная история, которую мы расскажем, если наши читатели об этом попросят.











  Факт в том, что борьба баскских националистов продолжается уже многие годы. Представьте себе, правящая сейчас в Эускади (Стране Басков) Баскская националистическая партия (умеренные националисты) была основана в 1895  году, то есть она старше РСДРП. Знаменитая ЭТА существует с 1959 года и сумела выжить, несмотря на кнуты франкистского режима и пряники демократического. И у них есть чему поучиться.
    29 марта 1992 год в местечке Бидар совместными усилиями французской и испанской полиции было арестовано руководство ЭТА, организации был нанесен сильнейший удар. Под вопросом оказалось само существование вооруженного фронта борьбы баскских националистов. Но после определенного периода замешательства новое молодое руководство организации пересмотрело стратегию борьбы. Были усилены меры конспирации, и была пересмотрена концепция работы с элементами, сочувствующими организации, прежде всего  с проэтарровской улицей – радикальной баскской молодежью.
   


  Уличное насилие было неотъемлемой частью баскского национализма еще со времен противостояния с франкистским правительством.  Поэтому Луис Альварес Сантакристина по прозвищу «Челис», бывший руководитель политического аппарата ЭТА, предложил способ заполнить пробел между легальной политической деятельностью партий, являющихся политической витриной ЭТА – таких как  Batasuna и Accion Nationalista Vasca* и вооруженной борьбой. Источником вдохновения послужила, с одной стороны, палестинская интифада, как пример общенародного восстания против оккупантов, а с другой – активность ирландской католической молодежи в Ольстере. Идея заключалась в том, что бы привлечь молодых людей, в возрасте 15-25 лет и без какой-либо реальной связи с ЭТА, к прямому действию, которое не было бы чревато серьезным уголовным наказанием, но при этом вело бы к социальной дестабилизации и за счет своей массовости довело бы власти и полицию до невротического состояния. Разбитые окна в правительственном здании или сожженная полицейская машина для всей махины государственного аппарата – все равно, что комариный укус, но что будет, если таких укусов будут тысячи, и они будут наноситься каждый день? Так же ЭТА была нужна школа кадров. Формула была простой – 100 молодых активистов будут бросать камни, 25 захотят чего-нибудь погорячее, например, метнуть «коктейль Молотова», а 5, в конце концов, возьмут в руки огнестрельное оружие.

  Новая стратегия была названа kale borroka –  уличная борьба. И для подобной стратегии уже имелась благодатная почва. Дедушки и бабушки подрастающих баскских детей рассказывают им истории о временах, когда за простое agur («до свидания» по-баскски) можно было быть оштрафованным на серьезную сумму, а на все, что касалось баскской культуры, истории и традиции, был наложен строжайший запрет. Неудивительно, что любимая игра детей в баскских гетто Сан-Себастьяна, Памплоны или Бильбао - в полицейских и террористов, причем играть за полицию для большинства ребят явно «западло». Дети взрослеют и начинают тусоваться в националистических барах, ходить на концерты баскских радикальных рок-групп, ездить на выезды за футбольные клубы из Страны Басков, а покричать  “Gora ETA!” – «Да здравствует ЭТА! » на трибунах где-нибудь в Мадриде считается хорошим тоном. Так что кадры для кале боррока давно были готовы.

И понеслась….
    Группы баскской молодежи начали атаковать и поджигать офисы ведущих испанских партий – PSOE и PP, собственность враждебных баскских партий, таких как Баскская националистическая партия (она считается слишком либеральной, занимающей соглашательскую позицию в отношениях с испанским центром), стали уничтожать собственность партийных функционеров, атаковать банки, уничтожать символы «испанской оккупации», организовывать массовые беспорядки во время демонстраций, поджигать мусорные баки и патрульные полицейские автомобили, украшать улицы сепаратистскими граффити, распространять радикальную пропаганду, избивать политических оппонентов и т.д.

  А фирменным блюдом молодых радикальных аберцале (левых баскских националистов) стали поджоги автобусов. Предварительно автобус захватывается группой активистов, оттуда выгоняют пассажиров и автобус поджигается. Таким образом, кале боррока можно охарактеризовать как городскую герилью низкой интенсивности.  Хотя здесь точно так же, как и с “черным блоком” возникла путаница в терминах: кале боррока стали называть организацией, в то время как это всего лишь тактика уличной борьбы.

    Среди действующих группировок кале боррока есть практически автономные, действующие сами по себе, а есть фактически находящиеся под прямым руководством ЭТА. Испанская полиция делит группировки баскских радикалов на три группы – X,Y,Z. Группы X это те, кто занимается непосредственно kale borroka – радикальная молодежь, не имеющая непосредственной связи с ЭТА. Группы Y, состоящие из 3-5 человек, находятся под этарровским контролем и осуществляют различные незначительнее диверсии. А вот группы Z – это уже опытные боевики ЭТА, которые идут до конца.  В любом случае интенсивность уличной борьбы возрастает и понижается в зависимости от потребностей ЭТА.  Хотя даже во время перемирия, объявленного ЭТА в марте 2006, она не прекращались.

    Несмотря на то, что в Эускади (Страна басков) были ужесточены законы, и теперь то, что в Мадриде или Барселоне считается хулиганством, в Бильбао или Сан-Себастьяне квалифицируется как терроризм, и несмотря на осуждение кале боррока большинством баскского политического истеблишмента, уличная борьба продолжается.

  Но, спросите вы, почему же нас, представителей народа, регулярно поднимавшего «дубину народной войны», обогатившего мировую историю разинщиной, пугачевщиной и народовольческим террором, должны интересовать какие-то там баски? Дело в том, что в России пока не сложилась устойчивая традиция как уличного протеста, так и городской герильи. Поэтому нас интересует опыт удачной уличной борьбы во всех странах мира. Уже давно идут разговоры об огромной диспропорции между соратниками-статистами (которые только называют себя националистами, но не проявляют никакой активности) и тем, кто ведет вооруженную борьбу. Между этими двумя крайностями, долгое время ничего не было, пока не появились автономные националисты, которые идеально подходят для массового прямого действия. Но деятельность автономных националистов запросто может скатиться до бессмысленных шествий «черным блоком» на одобренных Системой мероприятиях. Что в принципе является абсурдом, так как тактика «черного блока» разрабатывалась для трансформации мирной демонстрации в массовые беспорядки. В наших, же условиях «черные блоки» на легальных мероприятиях (спонтанные нелегальные демонстрации не в счет) выполняют чисто декоративную функцию. Нам же нужна уличная борьба, а не карнавал. Что делать? Думаем, что баскские радикалы дали ответ: kale borroka!

* здесь действует принцип «резервной карты», как только запрещается одна проэтарровская политическая партия из «рукава» ЭТА извлекается другая организация, ранее ни в чем не замеченная

Комментариев нет:

Отправить комментарий