7 сент. 2011 г.

Bases Autonomas: предтечи автономного национализма.

 Bases Autonomas 
  Традиционно считается, что концепция автономного национализма была разработана в начале 1990-х немецкими НС политтехнологами Кристианом Ворьхом и Томасом Вульфом. Это не совсем так.







 
 Действительно автономный национализм как массовое явление появился именно в Германии. Но сама концепция сопротивления в автономных группах отнюдь не нова. Можно вспомнить «молекулярную теорию» одного из лидеров антисоветской организации Народно-трудовой союз российских солидаристов (НТС) В.Д.Поремского, описанную в брошюре «К теории революции в условиях тоталитарного режима». Автор писал, что в тоталитарном государстве нет возможности создать мощную централизованную организацию, следовательно, следует создавать отдельные ячейки сопротивления («молекулы»), которые бы руководствовались общими идеями и действовали в одном направлении. Так что структура оппозиционной организации не столь важна, как единство идей и действий.

  Широко известна концепция Leaderless Resistance, разработанная полковником американской разведки Луисом Амоссом на случай оккупации США коммунистами. Впоследствии эта концепция была популяризирована американским Белым националистом Луисом Бимом и многие американские радикальные белые группировки действуют именно в рамках этой концепции.

  В современном военном деле очень пристальное внимание уделяется такой тактике как swarming (роение). Речь естественно идет о странах, где военные разрабатывают новые военные стратегии, а не озабочены постройкой дач с использованием рабского труда солдат-срочников. Итак, роение подразумевает под собой тактику, при которой автономные и полуавтономные военные подразделения нападают на противника с разных направлений, а затем перегруппировываются. Ключевыми понятиями в данной тактике являются мобильность, связь, автономность подразделений и координация/синхронизация действий.
Bases AutonomasНо прообраз автономного национализма в современном виде, именно как массового движения революционной националистической молодежи появился в солнечной Испании в 80-х годах XX века. Эта группировка называлась «Басес Аутономас» (Bases Autonomas, BB.AA) – автономные ячейки. Они стали ударной силой национал-революционеров и во многом изменили характер всего испанского националистического движения.

  А в 80-х годах было что менять. Существовало несколько фалангистских организаций (историческая Falange Espanola de las JONS, Независимая Фаланга, Подлинная Фаланга и т. д.), любимым занятием которых было выяснение отношений между собой по вопросу того, кто наиболее точно следует заветам Хосе Антонио и кто лучше исполняет фалангистский гимн «Лицом к солнцу» (Cara al Sol). Главной правой националистической организацией того времени была «Новая сила» (Fuerza Nueva) под руководством Бласа Пиньяра. В идеологическом плане ничего нового в ней не было, все тот же старый франкистский национал-католицизм самого реакционного толка. Если кто-то в реакционности и замшелости может составить конкуренцию отечественным «фофудьеносцам», так это их испанские собратья – fachas. Пиньяр очень активно игрался в парламентские выборы и легальную политическую активность, и даже стал депутатом испанского парламента – Кортесов. Существовала мощная НС организация CEDADE (Circulo Espanol de Amigos de Europa – Испанский круг друзей Европы), пожалуй, одна из наиболее мощных национал-социалистических организаций послевоенного времени, к созданию которой приложил руку сам Леон Дегрель. В Испании вообще после Второй Мировой войны нашли укрытие многие немецкие, румынские, хорватские и другие фашистские деятели. Интеллектуальный уровень в CEDADE был на голову выше фалангистского, организация занималась в основном kulturkampf и пропагандой, издавая огромное количество НС литературы на различных европейских языках и организовывая учебные курсы и конференции. Издания этой организации отличались высоким качеством материалов, внутри организации царила железная дисциплина и аскетизм – были запрещены распитие алкоголя и курение, проводились занятия по военной подготовке.

  Но, как это часто бывает, высокоинтеллектуальные НС не смогли найти общий язык с уличной молодежью и не разглядели ее протестный потенциал. В основном националисты были выходцами из обеспеченных семей и среднего класса, они относились к молодежи из рабочих окраин с презрением. Националисты абсолютно не работали с субкультурами – «Новая сила» с редкостным упорством на страницах своих изданий до конца 80-х называла рок-музыку «сатанинской». Естественно при таком раскладе с субкультурами активно работали левые.
Итак, осенью 1983 года, в Мадриде три студента решили создать национал-революционную организацию, которую назвали «Басес Аутономас». Только у двух из них был опыт политической борьбы, они были выходцами из ХНР (группы отколовшейся CEDADE), а третий в прошлом вообще был аполитом. Лидером группировки стал Фернандо Пердисес студент юридического факультета, обладавший мощной харизмой. Свою деятельность басисты начали с того, что исписали национал-революционными граффити окрестности Мадридского Автономного Университета. Как это часто бывает, первое время группировка не могла похвастаться многочисленностью. Но все изменилось в 1984 году, когда басисты создали Координационный Комитет Национал-Революционных Студентов (CENR).

  Благодаря активности этой структуры национал-революционные лозунги начали набирать популярность среди мадридского студенчества. В декабре 1984 года басисты решили принять участие в протестах против повышения платы за обучение. Но когда они пришли на намеченную на 4 декабря 1984 года демонстрацию, левые агрессивно выступили против их участия и из-за значительного численного перевеса леваков нациолнал-революционерам пришлось отступить.
BB.AAПосле этого Фернандо Пердисес решил изменить тактику и начал действовать самостоятельно. В 1985 году выходит первый номер журнала La peste negra (Черная чума). На страницах журнала можно было встретить la rata negra – черную крысу, популярный символ европейских национал-революционеров. Об этом животном стоит рассказать поподробнее.

  В 1968 году во Франции, уже после известных революционных событий, националистическая
студенческая группировка GUD практически подмяла под себя юридический факультет в парижском университете Асса. На первых общих студенческих выборах им достались 13,5% голосов. Все это вывело леваков из себя, и они использовали все средства, что бы выжить фашистов со своего факультета. Борьба велась прежде всего за еще неопределившихся студентов. В одной из своих газет леваки сравнили «фашиков» с черными чумными крысами, разносящими всюду заразу. После этого художник Жак Маршаль, активист GUD, нарисовал комиксы, в которых главным героем выступала черная крыса совсем не толерантных взглядов. Симпатичный зверек настолько полюбился молодым радикальным националистам, что стал одним из их символов.
http://www.alyon.org/&co/gud/autocollants/europe.JPG

  Другим символом Bases Autonomas был кельтский крест. Сейчас он ассоциируется с движением NS/WP скинхедов. Но с 60-х годов «кельт» был символом европейских национал-революционных организаций и применялся сначала во Франции (такими организациями как Occident и Groupe Union Defense), потом в Италии, Бельгии, в итоге символ дошел до Англии, где стал использоваться местными националистическими организациями и только тогда приобрел популярность в скинхедовских кругах.

  К середине 1986 года издательская деятельность B.A. приобрела значительный размах. Издавались сразу шесть зинов: A por ellos! (древний испанский болевой клич), ¡Accion directa! («Прямое действие»), Y ahora que pasa? («А что случилось?»), La Peste Negra и Los veranos de la baska («Лето пацанов»).
  Росло влияние организации в студенческой среде, у басистов был свой зал для собраний, свои стенды, они сотрудничали такими студенческими организациями как «Дисенсо» в Алькала де Энарес и «Тойло» в Автономном университете. Впрочем, университетские стены давно стали для них тесны. Начался массовый приток новых людей в Bases Autonomas.

  Их агрессивная, радикальная, нонконформистская позиция привлекала многих молодых людей. Впервые к националистам в массовом порядке стали присоединятся ребята из различных субкультур – панки, скинхэды, байкеры, сквоттеры, футбольные хулиганы.
«Государство должно служить политике, а не политика государству; нужен еще один фронт борьбы, на котором можно будет вербовать людей для политического движения, следует пользоваться возможностью бесплатной пропаганды и крушить идеологически враждебные группы».
  Наиболее дружественные контакты у B.A были с фанатами мадридского Реала из группировки Ultras Sur. Расширение не могло не вызвать проблем с деньгами, тогда басисты начинают активно изготавливать и продавать мерчендайз с символикой группировки, и таким образом получают финансовый источник. Сейчас в этом нет ничего необычного, но для Испании 80-х годов это был новаторский шаг.

  Идеологией Bases Autonomas был Третий Путь, доктрина весьма отличная от реакционных правых, национализм с ярко выраженным социальным, антикапиталистическим характером. Они заявили: «No fachas! No guarros!» – «Нет фофудье! Нет шафкам!» и порвали с правыми реакционерами.
Bases Autonomas
  И тактика, и идеология басистов очень сильно отличались от того, что было традиционным для испанских правых реакционеров. Они послали куда подальше ностальгию по «славным временам Франко». 20-го ноября 1986 года впервые была проведена компания «20 ноября – национальный позор». Журнал «А пор эльос!» вышел с портретом лидера испанских анархистов Буэнавентура Дуррути на обложке под заголовком «Дуррути Жив!».

  «20 ноября? Мы думали уделить немного место анализу того, что представляют собой крайне-правые в настоящее время, что это за люди, какие годовщины они традиционно отмечают, …но хроническая, периодическая глупость, которая буквально переполняла это ноябрьское воскресенье в Мадриде, заслуживает лишь двух слов: национальный позор» – писали в этом номере.

  Фернандо Пердисес писал: «Не левые, а буржуазия, правые реакционеры – главный враг настоящего национализма нового времени». Если вспомнить историю испанского национализма, то, что творилось в Испании в 1930-1940х гг., когда Франко попользовался радикальными, революционными националистами, а потом избавился от них, то можно понять, откуда взялась такая позиция.

  Впрочем, подобные процессы происходили во многих странах Европы. Так же от испанских радикалов прошлого басистам досталась уникальная в своем роде антипартийная линия, враждебность по отношению к любым политическим партиям и парламентской деятельности. Идеалом и Хосе Антонио и Рамиро Ледесма Рамоса была не диктатура одной партии, а вообще беспартийное общество.

  Для B.A. был характерен упор на уличное прямое действие. Их акции отличались изобретательностью и буйной фантазией в отличие от скучных и унылых мероприятий буржуа из «Новый Силы». Впрочем, пропагандистскими акциями их деятельность вовсе не ограничивалась. Наоборот, они были сторонниками уличного насилия: «Мы делаем ставку на молодежь, что она выступит на улицах против власти, против этой демократии и ее символов. Да здравствует улица! Камни и арматура – орудие протеста. Даешь действие! Стремитесь к действию!Вооружайтесь! A por ellos! »
Для басистов был типичен культ молодежи и молодости. В «A por ellos!» писали:
«Вся власть молодежи! Власть молодым! Это лозунги украшают стены нашего города с октября. Что все это значит:
1. Все кому больше 40 лет – проваливайте из политической жизни.
2. Совершеннолетие наступает с 16 лет.
3. Приоритет молодежи при найме на работу, поощрение молодежной кооперации, 35 часовая рабочая неделя, право на забастовку без правовых ограничений.
4. Всеобъемлющая защита Природы.
5. Упразднение полиции и тюрем.
6. Упразднение всех политических партий и выдворение из страны всех паразитов, которые руководят ими. Создание единого молодежного фронта, в который войдут люди от 16 до 40 лет, для того, чтобы указать Нации новый курс…
7. Bases Autonomas открыто объявляют о своей враждебности по отношению к старому поколению, миру стариков, общественной и удобной жизни. Мы отказываемся от ограниченной жесткими рамками идеологии, и отдаем предпочтение фактам перед словами: это прежде всего проект политического действия.»
  Можно было бы сказать, что это очень напоминает отдельные главы из книги Эдуарда Лимонова «Другая Россия», только вот все это было написано в середине 1980х годов, когда Эдичка еще жил во Франции и писал для коммунистических газет.
  Басисты не стали создавать политическую партию со строгой вертикальной иерархией, традиционной для других националистических организаций. Их громкие акции привлекли внимание боевой молодежи по всей Испании, и начали поступать просьбы о помощи в создании местных отделений. Но из центра ответили, что каждая группа должна организоваться и начать действовать сама.
«Координация общей деятельности и контроль политической линии – два единственных ограничения свободного, творческого и разрушительного воображения наших людей»
  Таким образом, басисты выступили в роли предшественников современного автономного национализма.
  Классовый состав организации так же был не типичным для испанских правых. В организации было много молодежи из рабочего класса, а так же молодых маргиналов. «Мы верим в классовую борьбу. Сорель говорил, что рабочий класс – героический, боевой, аристократический класс. Сегодня настала пора класса маргинала, молодежи», – писал Фернандо Пердисес.

  Прошли времена, когда национал-революционеров можно было не допустить к участию в акциях студенческого протеста. Теперь они сами организовывали массовые акции протеста. Они были готовы объединяться с другими радикальными силами.
«Мы призываем всех революционных антидогматиков создать широкий студенческий фронт альтернативного характера, включая синдикалистов, анархистов, автономистов и неформальные молодежные группировки.… Даешь единство действия против «официальщины»!»
  Как уже говорилось, басисты не могли сидеть сложа руки, когда появлялась возможность принять участие в массовых беспорядках. Когда болельщики Real Madrid праздновали победу своей команды в чемпионате, басисты спровоцировали массовые беспорядки, которые представили как молодежный протест против Системы: «Увидев, что мэрии понравились наши ночные подвиги, теперь я буду выходить, вооружившись заточкой, битой, а почему бы и нет? – баллончиком, что бы разрушить все, что стоило мэрии таких денег. Советую разрисовать всю калье Майор, уродский памятник Сервантесу, разобью фонари на пласа де Паласио, опрокину или расписать (все равно) знаки уличного движения, разрушить, по возможности, каждое из новых сооружений мэрии. Разрушение – цель, политика – ничто, еб ее мать. Салют, победа и новых разрушений!».

  В активность Bases Autonomas были вовлечены сотни молодых радикалов. Улицы таких районов Мадрида как Алькала де Энарес, Махадаонда, Мостолес, Терркхон, Аларкон фактически контролировались басистами. Граффити группировки украшали стены почти все зданий в Мадриде. В 1987 – 1988 годах группировка достигла пика своего развития. Но, тогда же наметилась грядущая линия раскола организации.

  Не всех соратников устраивало то, что весь активизм автономных группировок под эгидой B.A. сводился к уличному насилию и вандализму. О политической борьбе фактически забыли, заменив ее исключительно прямым действием, которое в итоге выродилось в бессмысленное насилие. В итоге в июне 1988 года произошел самороспуск CENR, так как стало очевидно, что организация зашла в политический тупик и больше не может заниматься активностью в студенческой среде. Что бы решить эту проблему начали издавать журнал «Трибуна диссиденте» для того чтобы вновь политизировать организацию. Но было уже поздно.
20 ноября 1989 года произошло событие роковое для Автономных Ячеек. Басисты явились на митинг памяти Франко и Примо де Риверы, организованный VNR (Национал-Революционным Авангардом), что бы выразить свое «фи» по поводу данного мероприятия. До мордобития дело не дошло, но осадок остался. Поэтому басисты нашли антифа, устроивших свой митинг и накрыли это мероприятие. В этот же день в одном из отелей Мадрида был убит лидер Эрри Батасуна (политическое крыло баскской террористической группировки ЭТА) Хосу Мугуриса, в то время он был конгрессменом испанского парламента. Разразился скандал, были проведены массовые аресты и обыски среди фалангистов, НС и НР активистов.

  В итоге убийство свалили на B.A. Организация подверглась беспрецедентному полицейскому давлению. Басес Аутономас решили распустить. Напоследок басисты приняли участие во всеобщей забастовке 14 декабря 1989 года. Их лозунг был «Хаос», никакой политики – только тотальный нигилизм. В феврале 1990 года координационный центр автономных группировок Союз Басистского Объединения окончательно заявил о самороспуске B.A.

  Но это был еще не конец. Те, кто желал продолжать борьбу в 1991-1992 гг. действовали под названием ФАРТ (Автономный революционный фронт). Так же использовалось название BB.AA – R (Возрожденные Басес Аутономас). На этом этапе своей деятельности национал-революционеры сосредоточились на массовой уличной арт-войне. Граффити, наклейки и плакаты BB.AA снова украшали стены Мадрида
.
  Но в ноябре 1992 года была убита Лукреция Перес – черная иммигрантка из Доминиканской Республики. По поводу этого убийства был арестован один полицейский и несколько скинхэдов, у одного из которых нашли дома басистские журналы и наклейки. Полиция вновь принялась за Bases Autonomas.

  Басистам припомнили все. И, несмотря на то, что журнал басистов «А пор эльос!» выходил вплоть до 1995 года, группировка прекратила свою активную деятельность. Но дело было сделано. Басес Аутономас сделали очень многое для испанского радикального национализма. Прежде всего, они привлекли к национальной борьбе новых людей, уличную молодежь, привнесли новые идеи, применили новые методы борьбы.

  Х.А. Агилар писал: «Басес Аутономас пытались модернизировать лагерь испанских крайне правых в совершенно конкретных аспектах: касательно политической деятельности – это был разрыв с социальным происхождением из зажиточных слоев городских кварталов, в области эстетики – это выражалось в стиле одежды и в символике (которые были близки миру «городских племен» и европейскому авангардному неофашизму), а их политические лозунги отличались антиклерикализмом, антиавторитаризмом и презрением к профессиональным военным».

  Они показали, что уличная борьба является неотъемлемой и очень важной частью национальной борьбы. Басисты показали, что националистическая организация, использующая новаторские авангардистские методы и лозунги может добиться очень многого. Но опыт BB.AA – это не только положительный опыт, на их примере мы видим, что может произойти с теми, кто забывает о своем политическом мировоззрении в пользу немотивированного действия.
Успех Автономных Ячеек пытались повторить многие, JNR в начале 2000-х, совсем недавно подобной деятельностью занималась группировка Nacion Y Revolucion, сейчас некоторые ветераны BB.AA вовлечены в активность испанских автономных националистов. Но никто в Испании не превзошел Bases Autonomas середины-конца 80-х.


Комментариев нет:

Отправить комментарий