29 окт. 2011 г.

Активистам «Другой России» дали до 5,5 лет колонии за участие в беспорядках на Манежной площади.

 http://img.gazeta.ru/files3/30/3816030/MDF65274-pic4-452x302-87368.jpeg
 Активист «Другой России» Игорь Березюк получил пять с половиной лет колонии общего режима за драку с омоновцем на Манежной площади 11 декабря 2010 года. Других участников беспорядков суд отправил за решетку на сроки от двух до четырех лет. Часть обвинений с подсудимых сняли. Защитники приписывают «компромиссное» решение суда общественному резонансу вокруг процесса и намерены обжаловать приговор.

 
 ОМОН у входа в здание, кинолог с собакой, прочесывающие коридор, и судебные приставы в бронежилетах — посетители Тверского районного суда Москвы в пятницу стали свидетелями повышенных мер безопасности, принятых правоохранительными органами. Причина — оглашение приговора по делу о беспорядках на Манежной площади, назначенное на 12.00, но начавшееся с полуторачасовым опозданием. Журналисты и телеоператоры, родственники подсудимых и сочувствующие с трудом проталкивались в тесных коридорах суда, ожидая начала заседания. Когда в зал все-таки пустили, собравшихся из клетки приветствовали подсудимые. Активисты незарегистрированной «Другой России» Кирилл Унчук, Игорь Березюк и Руслан Хубаев махали зрителям руками, смеялись в голос. Самый молодой обвиняемый, Унчук (23 года ему исполнилось уже в СИЗО), позировал фотографам, сложив пальцы в «козу» и с довольной улыбкой выкрикивая: «Всем рок-н-ролл!» Беспартийные обвиняемые Леонид Панин и Александр Козевин беседовали, сидя в клетке.

 В итоге суд признал виновными всех пятерых подсудимых, сняв с них только часть предъявленных прокуратурой статей. Березюк получил пять с половиной лет колонии общего режима, Хубаев — четыре года строгого режима, Унчук — три года общего, Козевин — два с половиной года строгого режима, а Панин — два года общего.

 Приговор судьи (обвиняемых судила тройка: Александра Ковалевская, Алексей Криворучко и Игорь Алисов), сменяя друг друга, читали два часа. С Унчука и Панина были сняты обвинения по ч. 3 ст. 212 УК (призывы к массовым беспорядкам), потому что в суде не подтвердилась версия следствия о том, что они выкрикивали какие-либо лозунги. Суд постановил, что оба применяли к сотрудникам полиции «неопасное насилие» (ч. 1 ст. 318 УК): бросали в них металлические ограждения, куски льда, украшения с новогодней елки и бутылки.

 Хубаев и Козевин виновны по той же ч. 1 ст. 318 УК. Впрочем, сам Козевин, который был на Манежке сильно пьяным, говорил в суде, что металлическое ограждение не бросал, а, наоборот, держался за него, чтобы не упасть. Хубаев же подчеркивал, что ограждения, о которых идет речь, весят «минимум по 20 килограммов», поэтому бросить их, и то недалеко, могли только три человека сразу, в одиночку их получалось «только толкнуть перед собой». Хубаева с Козевиным также признали виновными в призывах к массовым беспорядкам (ч. 3 ст. 212 УК): Козевин кричал «Бей ментов!» (в суде он сказал, что не помнит этого по причине алкогольного опьянения), а Хубаев — «Русские, вперед!». 34-летний нацбол убеждал суд, что протестовал против произвола ОМОНа, который теснил людей на площади и применял насилие, но к его показаниям тройка отнеслась критически.

 «Россия для русских, Москва для москвичей» — этот лозунг, по версии обвинения, скандировал белорус Березюк, также осужденный за призывы к беспорядкам. «Лозунг «Москва для москвичей» не поддерживает, так как москвичом не является», — пересказала показания самого Березюка судья Ковалевская, но позже добавила, что к ним суд тоже относится критически.

 Самое тяжкое обвинение против Березюка, с которым суд согласился, — применение опасного насилия к представителю власти (ч. 2 ст. 318 УК). Нацбол ударил по голове и по ногам омоновца Наумова, тот обратился в больницу, где у него зафиксировали закрытую черепно-мозговую травму.

 Адвокат Березюка Дмитрий Аграновский в процессе заподозрил сотрудника полиции в нечестности: травму он получил 11 декабря, а к врачам обратился только 17-го. Сам Наумов в суде объяснил, что пошел в больницу, потому что не проходила головная боль, и это объяснение было учтено в приговоре.

 Впрочем, по двум статьям Уголовного кодекса Березюка все-таки оправдали: суд решил, что он невиновен по ч. 1 ст. 282 УК (возбуждение ненависти или вражды) и ч. 4 ст. 150 УК (вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления). Прокуратура заявляла, что Березюк не только сам поехал на Манежку, но и подговорил поучаствовать в беспорядках 15-летнего Илью Кубракова, которому дал мегафон и пообещал полторы тысячи рублей. Кубраков, которого обвиняют еще и в убийстве, совершенном через сутки после событий на площади, в суде отказался от показаний против Березюка, противоречиво отвечал на вопросы и доверия у суда не вызвал.

 Подсудимые, услышав меньшие сроки, чем просил для них гособвинитель, не спешили радоваться. «Исправление невозможно без изоляции от общества», — объявила судья, отправив в колонии всех пятерых. «Ребята, мы вас дождемся!» — кричали активистам «Другой России» соратники по партии, которых спешно выпроваживали из зала судебные приставы. «Этот приговор вызывает двойственные чувства, — давал комментарии в сутолоке коридора адвокат Аграновский. — С одной стороны, суд явно пошел на компромисс. Но с другой стороны, наши ребята все равно считаются организаторами беспорядков, единственными, кто понес за них ответственность, что, безусловно, не так».

 Ни один из подсудимых не отрицал, что был на Манежке 11 декабря 2010 года. Но каждый подчеркивал, что пришел туда самостоятельно, ни с кем не договариваясь. Панин и Козевин до суда вообще не были знакомы ни друг с другом, ни с нацболами.

 Березюк рассказывал, что пришел на акцию памяти убитого футбольного болельщика Егора Свиридова, «чтобы выразить свою гражданскую позицию». Хубаев отметил, что и сам по себе погибший фанат, и траурные мероприятия ему были абсолютно безразличны: он приехал на Манежку, «так как интересуется формированием гражданского общества», и поддерживал протестные, а не националистические лозунги участников акции. Унчук вообще ехал мимо Манежной площади по работе (он трудился курьером), но, увидев происходящее, решил не оставаться безучастным. Панин пришел с другом сначала на Кронштадский бульвар, где убили Свиридова, потом приехал на Манежку. Так же поступил и Козевин с приятелем, только еще на Кронштадском бульваре они крепко выпили, на площади продолжили, а в итоге будущий подсудимый кричал на полицейских матом и пытался расстегнуть ширинку, что омоновцы расценили как попытку оскорбления.

 «Никакой это не компромисс, — не согласен с коллегой Аграновским защитник Хубаева Евгений Архипов. — Приговор смягчили только благодаря журналистскому вниманию и общественной огласке, но дело так и осталось политическим». Все адвокаты намерены подавать жалобы в вышестоящую инстанцию — Мосгорсуд. По их мнению, подсудимые стали «козлами отпущения»: членов «Другой России» арестовали за принадлежность к партии, как «примелькавшихся» полицейским, а Панин с Козевиным оказались «удобными» обвиняемыми, потому что ранее уже были судимы (первый — за побои, второй — за грабеж).
«Прокуратура просила реального лишения свободы, и они его получили», — прокомментировал решение суда гособвинитель Алексей Смирнов.

 Он не стал отвечать на вопрос журналистов, будет ли прокуратура обжаловать приговор Тверского суда, в котором подсудимые оправданы по части вмененных им статей, сославшись на то, что «нужно еще изучить текст приговора». Смирнов отверг все обвинения в политической мотивированности уголовного дела, отметив, что «подсудимых хорошо видно на фотографиях и видеозаписях, сделанных вашими коллегами». Прокурор также считает, что вынесенные в один день приговоры по делу о беспорядках на Манежной и делу об убийстве Свиридова, которое спровоцировало многотысячные выступления, — «это не более чем совпадение». На вопрос корреспондента «Газеты.Ru», удалось ли следствию найти участников беспорядков на Манежке, которые избивали прохожих неславянской внешности, Смирнов ответил: «Они находятся в розыске, устанавливаются их личности».

После того как прокурор прокомментировал решение суда перед телекамерами, один из нацболов, пришедших поддержать осужденных, облил его водой.

В лицо гособвинителю плеснул водой активист «Другой России» Матвей Крылов, ожидавший у здания Тверского суда, когда под конвоем выведут его соратников. Когда Крылова стали задерживать, его соратники (всего у здания стояло около 20 нацболов), скандируя «Свободу, свободу!», попытались остановить сотрудников полиции. Началась потасовка, в итоге 10 человек были задержаны. Как рассказал журналистам по телефону сам Крылов, сейчас он находится в автозаке на Цветном бульваре вместе с другими задержанными, ему собираются предъявить обвинение в оскорблении представителя власти.

В пресс-службе Генпрокуратуры России сообщили, что гособвинитель Смирнов уже обратился в Тверской следственный отдел СУ СК по Москве с заявлением о возбуждении уголовного дела
«в связи с наличием в действиях неустановленного лица признаков состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 296 УК РФ (угроза причинением вреда здоровью, совершенная в отношении прокурора, в связи с рассмотрением дела в суде)». По этой статье предусмотрено наказание до двух лет лишения свободы.

Читать полностью: http://www.gazeta.ru/social/2011/10/28/3816006.shtml


Комментариев нет:

Отправить комментарий