29 мар. 2013 г.

Активность революционных НС в послевоенное время.




Пик наибольшей активности революционных штрассеровцев в Европе приходится на 1960-е и 1970-е годы. Ближе к концу 1960-х годов крепкая и влиятельная штрассеровская фракция появилась в Национал-Демократической Партии Германии (НДПГ), самой крупной партии немецких крайне правых. Именно она сыграла ведущую роль в отстранении от партийного руководства Адольфа фон Таддена (Adolf von Thadden), её лидера, и внесла существенные изменения в её идеологию, которая стала ещё более контркапиталистической, антибуржуазной и народническо-социалистической. Штрассеровцы в НДПГ решительно осудили косный реакционный гитлеризм и приложили немало усилий для изживания его в партийных рядах. 


В 1982 году знаменитый ультраправый НС-радикал Михаэль Кюнен (Michael Kuhnen) опубликовал штрассеровский по содержанию памфлет «Прощание с Гитлером», ставший руководством для многих революционных национал-социалистов Европы. Небольшая партия Volkssozialistische Bewegung Deutschlands/Partei der Arbeit (Народно-социалистическое Движение Германии/Рабочая Партия), запрещённая немецкими властями в 1982 году, была также штрассеровской и левой национал-социалистической. Её приемником стал «Националистический Фронт», призывавший к «антиматериалистической культурной революции» и «антикапиталистической социальной революции». В конце 1980-х годов Freiheitliche Deutsche Arbeiterpartei (Свободная Германская Рабочая Партия) под руководством Фридхельма Буссе (Friedhelm Busse) взяла курс на антикапиталистический национал-социализм с отчётливо штрассеровским уклоном.

В Великобритании штрассеровцы появились в начале 1970-х годов как инициативная группа в составе «Национального Фронта» (National Front). Вокруг партийного издания «Britain First» сложился круг авторов, куда входили Дэвид Мак Калден (David McCalden), Дэнис Пири (Denis Pirie) и Ричард Лоусон (Richard Lawson), оппозиционно настроенные против главы партии Джона Тиндэлла (John Tyndall). Они заключили союз с Джоном Кингсли Ридом (John Kingsley Read) и вместе с ним ушли в «Национальную Партию» (National Party).

«Национальная Партия» разработала внятную социал-экономическую программу, опиравшуюся в том числе и на взгляды Отто Штрассера, и призвала британский пролетариат к действиям во имя завоевания права на труд. Тем не менее организационная деятельность партии вскоре сошла на нет во многом из-за её лидера Рида и ухода основных активистов-штрассеровцев.

Эндрю Бронс (Andrew Brons) в начале 1980-х годов рискнул снова переформатировать идеологию «Национального Фронта» и перенаправить её в штрассеровское русло. Но полноценная фракция так и не сложилась в официальном «Национальном Фронте» и отошла на периферию вместе с утратившим лидерство Ричардом Лоусоном. В конечном итоге эта группа «политических солдат» (Political Soldier) стала апеллировать к традиционно-социалистическому дистрибутизму с сильнейшей антикапиталистической риторикой. Впоследствии британское национал-революционное сообщество «Интернациональная Третья Позиция» (International Third Position) встало на позиции социал-националистического революционного штрассеризма.
В этой среде сложились оригинальные взгляды небезызвестного идеолога и теоретика «третьего пути» Троя Саутгейта (Troy Southgate) - музыканта, контркультурного публициста, национал-большевика, евразийца и, позднее, национал-анархиста. Идейно-мировоззренческая платформа организаций «Английское Националистическое Движение» (English Nationalist Movement) и «Национал-Революционная Фракция» (National Revolutionary Faction), в которых он активно участвовал, тоже основывалась на идеях Штрассера. В декабре 2010 года увидела свет двухсотстраничная биография Отто Штрассера «Otto Strasser: The Life and Times of a German Socialist» («Отто Штрассер: Жизнь и эпоха германского социалиста»), написанная Саутгейтом и изданная издательством «Black Front Press».

В 1990-х и 2000-х годах рост штрассеровских организаций наблюдается повсеместно в Европе, в Америке, в России и даже в Австралии и Новой Зеландии. На самом деле ареал распространения левого антинацистского национал-социализма, национал-большевизма и национал-анархизма внушителен. В Греции, например, существует штрассеровский проект национал-автономов «Mavros Krinos» («Чёрная Лилия»), стоящий на позициях революционного национал-социализма и антикапитализма. В США экзотический ультраправый радикал и наци-расист Том Метцгер (Tom Metzger), глава воинствующего «Белого Арийского Сопротивления» (White Aryan Resistance (WAR)), познакомившийся с текстами Михаэля Кюнена, отчасти заинтересовался штрассеризмом, но его вряд ли можно назвать адекватным левым национал-социалистом, хотя его контакты с исламистами (например, с «Нацией Ислама») особенно любопытны.

Не стала исключением и далёкая жаркая Австралия, где сформировался свой собственный национал-большевистский, а затем и национал-анархический или же трайбал-коммунистический, проект. Современный национальный лефтизм Австралии заявил особенно громко о себе в 1980-х годах, а конкретно в июле 1984 года, когда правый публицист и идеолог Алек Сондерс (Alec Saunders) выпустил немало актуальную для своего времени брошюру «The Social Revolutionary Nature of Australian Nationalism» («Социал-революционная природа австралийского национализма»), в которой было обосновано размежевание со старо-правыми реакционерами и с неонацистами-расистами. «Австралийское Национальное Действие» (Australian National Action), молодая организация австралийских националистов, сознательно дистанцировалась от прозападных правых и стала внимательно присматриваться к «консервативной» эволюции Советского Союза и международному социалистическому лагерю. Сондерс существенно расширял идеологию австралийского национализма нового типа, привнося в неё свежие взгляды Эрнста Никиша, Артура Мёллера ван ден Брука, Освальда Шпенглера, идеи французских «новых правых» и германских консервативных революционеров 1920-1930-х годов. Антиамериканизм, непримиримый антикапитализм и антилиберализм органично вошли в его политический лексикон и практику, сходную с европейским национал-революционным фронтом.

В своей брошюре Сондерс делает следующие выводы. Вторая Мировая война, как он отмечает, была внутренней европейской гражданской войной, победу в которой одержала далеко не национальная Европа, но либерализм Запада. Нацизм и фашизм, сделавшие ставку на недалёкий этатизм, были на самом деле последним вздохом старого национализма. В союзе с Японией они объявили войну «белой Австралии» и потому никакой ориентации на них быть не может.

Австралийские националисты дня вчерашнего и дня сегодняшнего являются антисионистами, но никак не антисемитами, что для старых правых и реаниматоров нацизма почти неприемлемо. Главный враг всего человечества — мировая плутократия и денежная элита, ибо именно они разрушают окружающую среду планеты и создают из народов и рас однообразную массу. Социалистический Восточный Блок, независимо от его недостатков и идеологических недочётов, небезуспешно противостоял сему деструктивному Мировому Порядку. Советская Россия, бывшая авангардом «славянского Ренессанса» в эпоху Сталина и после него, всегда была враждебна к Западу как к «анти-цивилизации». Другие решительные вызовы плутократам были в каддафизме, чёрном африканском социализме, в национально-социалистических моделях государств Тито и Кастро, а также в Исламской революции.

Наконец, Сондерс выявляет связи австралийского социализма Уильяма Лейна (William Lane) и прочих с индоевропейским «варварским» наследием, родоплеменным (или же трайбал) коммунизмом (old tribal-communism), древним язычеством и консервативно-революционными воззрениями Никиша, Мёллера ван ден Брука и Шпенглера.

Таким образом его программная работа, насыщенная витализмом, стала поворотным пунктом для перезагрузки едва ли не всего австралийского национализма, в котором появилась активная национал-большевистская фракция, чья деятельность продолжается и в наши дни.



Комментариев нет:

Отправить комментарий